Алекс вышел из офиса. Высокий мужчина с короткими светлыми волосами, в вязаном под горло шерстяном свитере, выглаженных брюках, удобных кроссовках и с маленькой сумочкой в руке — он чувствовал себя уверенно. Шагая по улице, он распространял вокруг себя уверенность и спокойствие, улыбаясь встречным прохожим — он часто ловил улыбки в ответ. Осеннее небо заволокло тучами, собирался дождь. Бульвар как всегда в такое время стоял часами — ждать транспорт смысла не было — за это время можно было спокойно пройти пешком от офиса до дома и обратно. Ноги привычно понесли  — вниз к вокзалу — так путь сильно сокращался по времени. На подходе к вокзалу ощущалась энергетика дороги — спешащие по своим делам люди, сотрудники вокзала, машины, пропускающие пешеходов, носильщики. Замедлив ход, Алекс снял наушники и прислушался к пульсу вокзала — этого странного механизма, живущего по своим законам — вот диктор объявил прибытие нового поезда, кого-то просили подойти в администрацию, везде вокруг спешили люди, неторопливо полз эскалатор, поднимающий очередь на центральный переход. Алекс дождался своей очереди, помог старику, куда-то спешащему с тележкой, поднялся вверх, немного прошел вперед, чтобы не мешать сходящим после него, остановился, окинув взглядом здание нового вокзала — он ведь помнил его еще старым, и подошел к окну. Прямо под ним, идущим по надземному переходу комплекса, частично высовываясь из под крыши платформы многотонный монстр с длинным хвостом вагонов — уже новых — надпись — Киев — Варшава, вибрация от поездов и вагонов по земле и структуре зданий передавалась даже внутрь здания и ощущалась телом. Совсем рядом стоял уже готовый к отправлению поезд уходящий в Трускавец — на информационном табло уже мигала предупреждающая надпись о завершении посадки. Вокруг сновали люди — кто с новым удобным чемоданом на колесиках, кто с легким рюкзаком, кто-то спешил встречать поезд, кто-то прощался, два парня в форме пожали на прощание друг другу руки, затем один начал торопливо спускаться на платформу к поезду. Алекс не спеша шел по переходу, вспоминая аромат, который царил на вокзалах десятилетия, пока поезда не стали електрическими, и дальней дороги, затем спустился в зал ожидания — возле касс как всегда бурлила толпа — все торопились взять билеты — скоро приближались очередные праздники и все торопились домой, к семьям — студенты, те, кто ехал в командировку по работе…

Привычно окинув взглядом зал — глаза выцепили худенькую фигурку, прижавшуюся к окну и тихо вздрагивавшую в углу — никому не было дела до неё и чужого горя — все проходили мимо, не обращая никакого внимания. Алекс подошел, стал рядом, облокотился на подоконник и посмотрел в окно — на небе уже показались голубые просветы. Тучи пролились дождём на землю и, поредевшие, теперь торопливо убирались по своим, ведомым только метеорологам, путям.

Рука протянула платок. Девушка, отвернувшись спрятала в нем лицо, после чего протянула обратно и все еще всхлипывая, попыталась улыбнуться.

— Ты чего?

От совсем незнакомого мужчины веяло таким теплом и уверенностью, спокойствием и, одновременно, неуемной энергией, что часть ее попадала и действовала на окружающих. Странно и приятно было это ощущать…

— Сама не знаю… Нашло что-то…

— Вокзал место странное… Куда ведет твой путь?

— Туда…

— Идем?

— Узнаешь. Идем?

Девушка взяла мужчину под руку, оперлась на неё и тихонько прихрамывая пошла рядом.

Её рыжие распущенные волосы спускались ниже плеч, на симпатичном лице начала появляться улыбка, а в серых глазах начинали зарождаться искорки. Странный иероглиф на свитере, длинная теплая юбка открывала взору только сапожки. Путь их лежал к кассам. Алекс усадил девушку на кресло и протянул шоколадку: — На, поешь пока, я сейчас вернусь. — и ушел к кассам. Плитка шоколада уже была не спеша сьедена на половину, когда Алекс вынырнул из за спины и подал руку — Идем. Кушать хочешь? — Нет, спасибо. — Точно? — Да. Теплая и сильная рука, на которую можно опереться, действовала успокаивающе. Они вышли на платформу, подошли к одному из отключенных сейчас информационных табло и остановились под ним. Ветер иногда пытался залезть куда-то внутрь, но теплый свитер пресекал все его попытки, и только шевелил волосы. Через несколько минут ожил громкоговоритель: «Объявляется посадка на поезд, следующий по маршруту Киев — Львов, посадка осуществляется с первого пути». В конце платформы показался красавец электропоезд с длинным хвостом вагонов. Вскоре он остановился. Все так же, держась под руку они не спеша подошли к одному из вагонов — из него уже начали выходить пассажиры и проводница о чем-то болтала с проводником из соседнего вагона. Платформа заполнилась людьми, кто-то стоял и курил, ожидая пока все выйдут, кто-то выискивал глазами встречающих, кто-то, как Алекс со спутницей, ждали, пока все успокоятся.

Алекс достал два билета и протянул их уже не молодой проводнице. После проверки помог спутнице подняться в вагон, открыл закрытую дверь купе, затем ушел и вернулся с маленькой подушечкой — ложись, отдыхай, завтра будет новый день.

— Внимание, Поезд Киев — Львов отправляется с первого пути. Счастливой дороги!

Мерно застучали колеса, отсветы от фонарей играли по стенкам, Алекс не спеша расстелил постель девушке, затем себе, поцеловал девушку в щеку, укрыл теплым пледом, закрыл дверь в купе, забрался на верхнюю полку, и уснул…