Обычный зимний день ничего не предвещал — Анри вылез из постели, собрал в сумку подарки и вышел на улицу — навстречу снегу, затянутому облаками небу и предстоящей встрече со старой подругой. В наушниках играло какое-то новое радио с достаточно неплохой музыкой, но это был просто тихий музыкальный фон — его мысли были заняты ночным странным сном. Она уже ждала. Она вышла из метро, сияющая и с улыбкой на лице. — Привет, это тебе — он протянул розочку, и поцеловал её в щеку — С днём рождения! Они вышли на улицу. Снег почти прошел, шум машин перекрывал цокот каблуков по льду. … На этом этаже кафе никого не было, официант приветливо улыбнулся им, как старым знакомым, зажег свечу, положил на столик меню и удалился. Анри помог девушке снять шубу и сел напротив неё. Средневековая обстановка — массивные деревянные столы и стулья, толстые дубовые, обитые железом двери, свечи были символом этого Места, за это кафе пользовалось популярностью среди некоторых кругов обитателей города. Сегодня верхние залы были почти заполнены, кто-то пил кофе и общался, кто-то работал, напряженно уткнувшись в ноутбук, парочка, сидящая за столиком в углу, целовалась. Анри на секунду закрыл глаза, прислушиваясь к ощущениям — тишина и спокойствие — ровный фон живых людей вокруг, ничего не обычного. Девушка продолжила прерванный приходом официанта разговор, Анри тем временем открыл мешок с подарками и смотрел на реакцию подруги, вручая ей содержимое стилизованного под мешок деда Мороза пакета. Когда первая порция кофе была выпита, он взял её за руку, продолжая разговор о том что пока неподвластно науке, смотрел ей в глаза и был рад тому, что поднял ей настроение и устроил ей праздник. Она улыбалась, рассказывая ему о последних событиях в своей жизни. Вдруг Анри почувствовал удушье. В глазах сверкнуло ярким светом и затем потемнело — с момента удушья прошло несколько секунд, а вокруг него уже ярко мерцали появляющиеся латы. Он уже собирался искать магов и был удивлен, когда увидел Её — готовую к броску пантеру, вздыбленная шерсть и тихое, пока еще контролируемое рычание которой пока никто не слышал. Только брошенный на стол плащ с серебряной заколкой и нашивкой такой же формы напоминал, что тут был человек. Анри ушёл в себя, в поисках следов — зацепок, пока не почувствовал кровь и убийство. — Идём! Он не любил первые минуты после преображения — но это была одна из самых сильных ментальных защит боевого мага. и поэтому боевые маги всегда работали с кем-то. Пантера уже звала его на улицу. спустившись на нижний этаж у этой странной парочки получилось вызвать на лицах страх — Орден старался не вмешиваться в мирскую жизнь, и посетители смотрели на мужчину в мерцающих латах и пантеру которая шла рядом с ним своей особой грацией, вздыбленная шерсть выдавала возбуждение, а глаза метали искры. Парочка прошла мимо столиков к выходу, Мужчина положил несколько золотых монет на столик, где сидел хозяин и попросил присмотреть за плащом. Когда дверь за странной парой закрылась, посетители вздохнули, но к двери подходить им не хотелось. Парочка быстрым уверенным шагом направилась во двор, откуда ментальный удар Анри и почувствовал, но там уже всё вернулось на свои места. Только легкий привкус пряности, узнаваемый магами, выдавал использование магии. Пантера нюхала труп мужчины, вокруг начали собираться зеваки, и кто-то вызвал городскую стражу. Подошедшего стража Анри уже давно знал. вечно ворчащий Гюстав осмотрел место убийства, посмотрел на пантеру и почесал за ухом. — И где ты такую красавицу откопал? — Пантера, довольная комплиментом, потерлась ему об ногу и устроилась на солнышке, совсем по кошачьи укрыв хвостом нос. Анри сел рядом, и продолжил осматривать местность внутренним взглядом, не упуская мелких деталей. Латы были почти не видны, но расслабляться было нельзя, хотя интуиция подсказывала что это был единичный случай и убийца уже далеко. Анри своим цепким взглядом все таки нашел зацепку — он указал пантере на перышко, которое застряло в ветвях дерева, и вскоре улика была уже у Анри в руках. а в голове всё так же крутился ночной сон — длинная кровавая плеть, которую раскручивал над головой мужчина.