Вечерело. Джастин валялся траве и смотрел в небо — синее синее небо, отдающее чернотой космоса… Яркие росчерки непосвященному казались падающими метеоритами — так и хотелось бежать за ним и его искать… Радоваться когда найдешь на земле маленький еще горячий и светящийся камешек, подождешь пока он остынет, чтобы утащить его в свою коллекцию таких же причудливых камешков — будешь хвастаться своим друзьям, покажешь утром папе — он поворчит, бережно забросит его в спектрограф, чтоб узнать что за порода и насколько сильно она фонит и вполне может рассказать про этот камешек что-то интересное. Вот и сейчас Джастин бы рванулся куда-то за горизонт в поисках камешка — но он был уже стар и мудр, да, 120 стандартных лет Альянса это большой срок… Еще тогда, на Тории, где атмосфера была другой и когда крышу могло проломать камнем размером с кулак, на исследовательской станции было тепло и уютно, можно было заниматься любимой работой и где вечером в жилом комплексе ждала Люта — безумно замечательная женщина, чья ворчливость была выточена и являлась безумно веселым и замечательным явлением. Но все это было давно в прошлом… 30 летняя война с Саргами, этими странными человекоподобными, унесла много жизней Альянса — молодых особей обоих полов и возрастов от самых маленьких до глубоких стариков — чтобы снова был покой. Джастин вспоминал свой первый вылет — Сверкающий крейсер «Интеррабл» на орбите, челнок-транспорт до него, капитан в белой форме, пожимающий руки проходящему мимо него только со скамей лицея экипажу — этим зеленым юнцам которым еще только предстоит познать радость побед и горесть поражений, узнать что такое преданность и дружба, любовь и смерть, ждать писем из дома, сплотиться командой и быть Элитой флота Альянса, участвовать в боях и выходить из них победителями или уходить на всех парах, чтобы дойти до ремонтных доков, чтобы пройти всю войну, получить награды и медали, встретиться с любимыми. Перед глазами так и стояли все эти кадры… А на далеком космодроме продолжали садиться и взлетать корабли… Можно было пойтти в портовый паб, взять там пару кружек пива — старая Эльза никогда не нальет ветеранам той гадости. которую она наливает почти всем посетителям, подождать вечера, пока подтянется старая компания или просто посидеть в тишине, пока кто-то не обратит внимания на тихо сидящего в углу высокого стройного седоволосого мужчину в бирюзовой военной форме и не вспомнит, что так одевался экипаж «Интеррабл»- бирюзовая парадная форма с ничем не примечательным серым кружочком на правом боку кителя. Очень не простым кружочком из платины — да, кроме награды это еще кое что, но об этом никому знать совсем не надо — и не пригласит его к столу с приглашением вкусно покушать и рассказать что-то из «тех времен». Что же, если молодые люди ведут себя прилично, приветливы почему бы и не рассказать им пару веселых историй чтобы скрасить время — все равно через несколько минут в таверне будет очень тихо — все захотят послушать, и в этой идеальной тишине можно будет тренированным ухом услышать капли воды, падающие из крана на кухне. А можно и подождать, пока после смены в диспетчерской в бар не зайдет красавица Люси и попросить ее что-то спеть под аккомпанемент рояля — ее голос… Эх,вы не слышали этот голос — этот тембр казалось может умилостивить землятрясение… Но сегодня ничего этого не хотелось — просто валяться на замле, кусая зеленую травинку и иногда сгонять устроившихся на теле комаров… А через пару часов можно будет встать, отряхнуть комбинезон и пойти дальше возиться с «Ласточкой»